…путинская Россия — это на 100 % фашистское государство

Миф об АУЕ. От пиара на «опасных» подростках до новых репрессивных практик. Как субкультуру зеков делали экстремистской?

Как чиновники и журналисты создали миф об «опасном подростковом движении АУЕ» и почему криминализация субкультуры стала кормом для полицейской машины? О том, каким образом предвыборная кампания против молодежной преступности привела к признанию АУЕ экстремистским — рассказывает антрополог Дмитрий Громов, более 10 лет изучающий арестантскую субкультуру: почему мемы про зеков легли в основу уголовных дел, из-за чего сами заключенные начали избегать тюремной символики и как охота на подростков-экстремистов стала инструментом репрессий.

2016 год. Информационный резонанс

До первой половины 2016 года включительно новостная повестка, связанная с темой АУЕ, исчерпывалась преимущественно событиями в Забайкалье и сопредельных областях; эти события обсуждались в региональных СМИ, но за пределами региона заметного резонанса не имели. Во второй же половине 2016 года тема вышла на общероссийский уровень; информационный прорыв был связан с Я. В. Лантратовой, на тот момент занимавшей должность ответственного секретаря СПЧ. В интервью «Известиям» 13 июля 2016 года Лантратова сказала:

Мы на базе СПЧ создали рабочую группу, куда вошли представители МВД, прокуратуры, Следственного комитета, Минобразования, Минтруда. Затем подготовили группу из числа членов СПЧ и почти 50 чиновников различных уровней, которые выехали в Забайкальский край и проехали по всем детским социальным учреждениям. По итогам было возбуждено более 20 уголовных дел. Это было в конце 2015 года. Но мы выявили и другую страшную проблему. Выяснилось, что многие детские учреждения, в том числе и Забайкальского края, находятся под влиянием криминальной субкультуры под названием АУЕ — арестантско-уркаганское единство.

Это когда на зоне сидит человек, у него есть телефон и он может поставить своих «смотрящих», устанавливающих свои порядки. В том числе и в детских домах. И детей заставляют сдавать деньги на общак для зоны. А если они не сдают, то переходят в разряд «опущенных», над ними издеваются, у них отдельная посуда, столы. Мы узнали, что рядом находится многопрофильный лицей, в котором за полгода пять детей совершили самоубийства. Историю тихонечко замяли — сказали, что никакого отношения эти самоубийства к АУЕ не имеют. Хотя сами сотрудники нам сказали, что все взаимосвязано. Когда мы стали с этим разбираться, выяснилось, что АУЕ действует еще в 17 регионах. Среди них — Бурятия, Челябинская, Ульяновская, Тверская область, Ставропольский край, Московская область и другие регионы России.

Заявление Лантратовой было сделано «Известиям» в тот момент, когда ее кандидатура рассматривалась в качестве кандидата на пост уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка (9 сентября была назначена А.Ю. Кузнецова). То есть, иначе говоря, заявление об АУЕ стоит воспринимать как часть предвыборной программы Лантратовой; как и полагается предвыборным выступлениям, оно содержало указания на социальные проблемы, с которыми кандидат на должность намерен бороться.

Тему «криминальной субкультуры АУЕ» Лантратова развила на состоявшемся в начале декабря 2016 года заседании СПЧ в присутствии В.В. Путина. В целом тезисы ее доклада повторяли интервью от 13 июля, но были и новые моменты.

«Тему „криминальной субкультуры АУЕ“ Лантратова развила на состоявшемся в начале декабря 2016 года заседании СПЧ в присутствии В.В. Путина» / Видео: YouTube

Так, подчеркивалось, что «субкультура АУЕ» — не стихийная деятельность, а организованная, она является «молодежной политикой криминального мира» — словосочетание, наводящее на мысль об альтернативной государственности преступников. Большое внимание уделялось влиянию криминальных сообществ Интернета.

Очень хорошо выстроенное девятиминутное выступление, несомненно, произвело сильное эмоциональное впечатление: приводились примеры издевательств над детьми в детских домах (действительно шокирующие и заслуживающие пристального внимания); говорилось о систематической педофилии: «дети из благополучных семей выходят утром в школу и попадают на специальные явочные квартиры, где уже находятся алкоголь и наркотики, и они обязаны вписаться (называется „вписки“) в эти криминальные субкультуры, чтобы не стать опущенными, и оплатить алкоголь и наркотики собственным телом»; отмечалось, что «криминальная среда забирает самых лучших и самых талантливых» из детей и что «за этим стоят очень большие деньги и заинтересованные люди».

Нагнеталась тревожность: «Самое страшное, что дети в этих колониях и спецшколах очень хорошо физически подготовлены. У них есть определенное мировоззрение, они легко приспосабливаются ко всему, и самое страшное, Владимир Владимирович, что, когда они выйдут из этих спецшкол, их будет целая армия. И мы считаем, что это проблема национальной безопасности».

2 января 2017 года по итогам заседания СПЧ президент утвердил перечень из девяти поручений — в частности, по предотвращению криминализации подростковой среды.

Политиками высокого уровня была произведена легитимация термина и понятия АУЕ: теперь вся страна узнала, что это такое. Используя терминологию Джона Остина, можно сказать, что сообщение о существовании «субкультуры АУЕ» имело характер перформативного действия, направленного на признание этой гипотетической «субкультуры» как угрозы «национальной безопасности». Постепенное накопление информации и алармистские высказывания на высоком уровне позволили сделать слово АУЕ узнаваемым.

Ситуация перешла на качественно новый уровень: слово АУЕ из термина малозначительных новостных сообщений превратилось в бренд.

2017 — август 2020 года. Под брендом АУЕ

Если до 2016 года включительно новостные сообщения, включающие слово «АУЕ», поступали преимущественно из «байкальского» региона (Забайкальского края, Бурятии, Иркутской области), то в новостях 2017–2019 годов он был представлен слабо, а новости шли уже из других субъектов Российской Федерации.

Наиболее резонансным событием этих лет стал инцидент, произошедший 27 мая в Челябинске. Здесь должен был состояться фестиваль красок Холи; это мероприятие проводилось во многих городах России, с 2015 года — и в Челябинске. Фестиваль был отменен из-за позиции миссионерского отдела Челябинской епархии РПЦ, усмотревшей в нем сатанизм, нарушение закона и угрозу национальной безопасности. В день праздника подростки, по оценкам свидетелей, до трехсот человек, пришли на место его проведения, узнали, что праздника не будет, и стали проявлять недовольство; по показаниям очевидцев, многие подогрели себя алкоголем.

Подверглись агрессии две машины полиции — их попинали, обматерили, осыпали краской. Что важно, в один из моментов подростки довольно слаженно девять раз проскандировали возглас «АУЕ!», причем кричали в равной степени и мальчики и девочки. Расследование показало, что подростки, участвовавшие в инциденте, не включены в криминальную деятельность и происходят в целом из благополучных семей.


«Фестиваль красок в Челябинске 2017. Подростки напали на полицейских» / Видео: YouTube

Видимо, именно это событие обусловило новый рост интереса к теме. В июне вышли крупные статьи в СМИ, впоследствии чаще всего цитировались публикации в «Новой газете» и на сайте Meduza. Последовала и реакция на высшем уровне: 22 июля 2017 года в Государственной думе РФ было проведено заседание, посвященное противодействию АУЕ.

Еще одно резонансное событие произошло 24 августа 2018 года в центре Санкт-Петербурга. Компания подростков (юноши и девушки, около 12 человек) агрессивно вела себя на улице, совершала хулиганские действия, в частности, в Таврическом саду был избит молодой мужчина, пострадало еще несколько человек. Выяснилось, что лидером банды является подросток, ранее имевший судимость за кражу, компания осуществляла нападения на улицах и раньше. СМИ связали произошедшее с АУЕ.

Новостная лента 2017–2019 годов содержит упоминания примерно двух десятков криминальных событий в разных городах, связываемых с АУЕ.

Среди них убийства, уличный разбой, изнасилования, беспорядки в исправительных учреждениях, хулиганство, вандализм. Есть здесь значительные события, как, например, конфликты в Набережных Челнах, есть и мелкие — как, например, инцидент в Нефтеюганске, сводящийся к вандализму в магазине, находящемся на ремонте.

По публикациям не всегда легко понять, на основании каких признаков журналисты относят то или иное событие к теме АУЕ. Публикации кратки, не содержат всех подробностей дел и постоянно оставляют ощущение недосказанности. В начале этой главы высказывалось предварительное замечание, что заинтересованные лица (журналисты, чиновники) связывают с категорией АУЕ преступную деятельность несовершеннолетних, имеющую хоть какое-либо отношение к тюремно-уголовной среде и включающую хоть какие-либо упоминания слова АУЕ. Теперь, накопив эмпирический материал, можно конкретизировать набор признаков, позволяющих идентифицировать различные события новостной повестки как связанные с АУЕ.

  1. Участники правонарушения находятся в подростковом возрасте; все рассматриваемые сообщения — это сообщения о подростках; иногда также — о детях и молодежи.
  2. У одного или нескольких участников преступления есть судимости, или же в ситуации оказывается замешан опытный уголовник, как это было, например, в рассмотренной выше ситуации в Новопавловке.
  3. Тюремно-уголовные формы самоорганизации умышленно копируются на некриминальную среду; в частности, формируются категории «смотрящих» (криминальных лидеров) и «опущенных» (низкостатусных парий); такое разделение, например, прослеживалось в исправительных учреждениях для несовершеннолетних.
  4. Производится сбор средств «на общак» и для «грева» находящихся в исправительных учреждениях; например, задержанные в Набережных Челнах хулиганы сообщали, что собирают средства «в нижнекамскую колонию №4 некоему Ленчику».
  5. В аккаунтах участников преступления в социальных сетях есть ссылки на криминализированные ресурсы. Например, о подростковой банде, промышлявшей угонами, вымогательством, разбоем, сообщалось: «Все подростки — последователи криминального движения „АУЕ“ . „Изучали их личные страницы в соцсетях — несовершеннолетние подписаны на группы „АУЕ“, ACAB и другие в том же ключе“, — говорит собеседник, знакомый с ходом расследования».
  6. В ходе инцидента звучат выкрики «АУЕ!» и используется тюремно-уголовный жаргон. Например, о малолетних преступниках сообщалось, что «на одном из видеороликов, который был удален из социальных сетей, участники расправы выкрикивают фразы на тюремном жаргоне, а также оперируют „воровскими понятиями“».
  7. Делаются личные заявления о принадлежности к АУЕ; например, в Новосибирске в февраль 2019 года, нападавшие сами сообщали об этом жертвам.
  8. Преступление носит групповой характер, что позволяет рассматривать группу как банду. Например, сообщалось о «банде АУЕ» в Нижнем Новгороде в июле 2019 года.

Представители правоохранительных органов на местах были заинтересованы в том, чтобы новые инциденты с участием несовершеннолетних расценивались как связанные с АУЕ. Дело в том, что они, как и учебно-образовательные учреждения, получали из центра инструкции, предписывавшие обращать на АУЕ повышенное внимание.

Так, в материале о Северной Осетии говорилось, что в ходе работы по профилактике АУЕ фактически происходит информирование подростков об этом явлении: «Сотрудникам инспекции ПДН хорошо известно об АУЕ. Сами же подростки чаще всего узнают об этой субкультуре от правоохранителей — во время профилактической работы, которую власти обязаны проводить по указанию Москвы».

Наличие бренда АУЕ и установка на борьбу привели к тому, что эта тема стала обнаруживаться там, где раньше видели подростковую преступность, подростковый бандитизм, влияние криминала, буллинг. То, что раньше считалось уличными группировками, сейчас стало рассматриваться как «банды АУЕ». Происходила смена терминологии, необязательно связанная с изменением социальной сущности преступности. В связи с этим справедливым представляется комментарий одной из новостей, связанных якобы с АУЕ: «Прям привет из 90-х! И если в то время участников таких сборов называли „гопниками“, то теперь — „ауешниками“».

Повышение общественной тревожности вокруг гипотетической «субкультуры АУЕ» привело к появлению ряда законодательных инициатив:

— общественная организация «Русский академический фонд» в мае 2017 года обратилась к уполномоченному по правам ребенка в России Анне Кузнецовой с просьбой инициировать поправки, ограничивающие «доступ несовершеннолетних к интернет-сообществам с арестантской тематикой АУЕ»; в августе Аппарат детского омбудсмена внес в правительство предложения по ограничению деятельности в соцсетях сообществ «криминализованного неформального объединения АУЕ»; — в сентябре 2017 года тот же «Русский академический фонд» обратился к Генеральному прокурору России Юрию Чайке с просьбой рассмотреть возможность внесения сообществ, связанных с криминализованным неформальным объединением АУЕ, в реестр экстремистских;

— в ноябре 2017 года сенатор от Владимирской области Антон Беляков внес в Госдуму законопроект, запрещающий пропаганду криминальной субкультуры в Интернете и средствах массовой информации; особо была отмечена «субкультура АУЕ»;

— 23 октября 2019 года Генеральная прокуратура России предложила запретить публикации о преступлениях несовершеннолетних, чтобы не провоцировать их повторений; на заседании упор был сделан на распространение через Интернет информации о «движении АУЕ».

Многочисленные законодательные инициативы известны и в регионах.

Возможно, общая озабоченность темой преступности несовершеннолетних выразилась в принятии 22 марта 2017 года Концепции развития системы профилактики безнадзорности несовершеннолетних на период до 2020 года и последующих документов, хотя упоминаний АУЕ в этих документах найдено не было. Впоследствии встречались утверждения, что документ был разработан именно «в рамках борьбы с пропагандой и распространением асоциальной субкультуры „А. У. Е.“».

Во второй половине 2019 года уже шла подготовка к новому законодательному решению, которое было принято 17 августа 2020 года.

17 августа 2020 года. «Экстремистская организация»

17 августа 2020 года «движение АУЕ» было официально признано экстремистской организацией. Это событие стало переломным моментом в информационном осмыслении темы АУЕ.

Несколькими днями ранее, 14 августа 2020 года, на сайте Генеральной прокуратуры РФ сообщалось, что в целях «противодействия распространения среди подростков идеологии движения „АУЕ“» прокурорам регионов РФ «поручено усилить надзор за полнотой и своевременностью профилактических мер со стороны органов и учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, а также правоохранительных органов».

Особенно «в связи с рядом происшествий с участием подростков — приверженцев криминальной субкультуры» был отмечен Забайкальский край, прокурору региона было дано поручение «о принятии дополнительных мер, в том числе координационного характера, в целях предупреждения деятельности такого рода деструктивных движений, пресечения преступных проявлений со стороны несовершеннолетних, а также устранения причин и условий им способствующих».

17 августа 2020 года на том же официальном сайте было объявлено:

Верховный «Суд» Российской Федерации удовлетворил административное исковое заявление Генерального прокурора Российской Федерации и признал движение «Арестантское уголовное единство» экстремистским, а также запретил его деятельность. В судебном заседании установлено, что АУЕ является хорошо структурированной и управляемой организацией — молодежным движением экстремистской направленности. В рамках движения и в его интересах участниками АУЕ совершались экстремистские правонарушения, а также массовые беспорядки. Запрет деятельности АУЕ позволит эффективно пресекать преступную деятельность его участников, защитить интересы подрастающего поколения, способствовать оздоровлению общества и обеспечить безопасность государства.

В этот же день информация начала обрастать подробностями. Так, в СМИ со ссылкой на «источник в правоохранительных органах» появилось сообщение, что «антисоциальное движение криминальной направленности „Арестантское уголовное единство“ насчитывает до 34 тыс. активных приверженцев в 40 регионах, из них до 40% — подростки в возрасте состоит более 6,5 миллиона пользователей»; утверждалось, что лидеры организации «тщательно скрывают свою принадлежность к движению, а непосредственная координация осуществляется так называемыми смотрящими через мессенджеры и соцсети».


Частота запросов слова «АУЕ» в поисковой программе Google, ноябрь 2014—апрель 2021 года / График из книги «АУЕ: Криминализация молодежи и моральная паника»

Журналисты опять ссылались на анонимные «источники в правоохранительных органах». Делался упор на иностранное влияние: «Крупнейшие из интернет-сообществ созданы и администрируются с территории Украины. В странах бывшего СССР также существуют интернет-сообщества, посвященные тематике движения. В Азербайджане в соцсетях действуют более 40 групп АУЕ, в Армении — 22 группы, в Грузии — семь групп. А в Казахстане идеологией АУЕ интересуются около 60 тысяч интернет-пользователей».

На решение Верховного Суда РФ откликнулись многочисленные СМИ, которые некритично пересказывали сделанные заявления и более ранние публикации. Количество поисковых запросов по слову АУЕ в Google достигло рекордной величины.

Уже на следующий день наметились перспективы дальнейшего законотворчества, связанного с «движением АУЕ». Заместитель председателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Александр Башкин внес в Госдуму законопроект, направленный против пропаганды криминала. Было предложено внести изменения в законы «Об основах профилактики правонарушений» и «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Законопроект, в частности, предусматривал досудебный порядок блокировки сайтов, пропагандирующих криминальную субкультуру.

25 августа 2020 года врио замначальника Главного управления по обеспечению охраны общественного порядка и координации взаимодействия с органами исполнительной власти субъектов РФ МВД России Сергей Кравчук в ходе круглого стола в Общественной палате РФ заявил, что «Именно такие группы (типа запрещенного Верховным судом экстремистского движения АУЕ) могут стать боевой единицей для проведения протестных акций, массовых беспорядков, преступлений экстремистского проявления». На следующий день он же, давая интервью, «не исключил» «появления единой информационной базы участников запрещенного в России движения АУЕ».

Отнесение «движения АУЕ» к числу экстремистских организаций значительно повысило сроки, которые могут получить правонарушители. К гражданам, «проникшимся криминальными идеями», стало возможным применять статьи УК РФ об экстремизме. Среди них статьи 280 («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности», наказывается лишением свободы на срок до пяти лет), 282.1 («Организация экстремистского сообщества», до двенадцати лет лишения свободы), 282.2 («Организация деятельности экстремистской организации», до двенадцати лет лишения свободы), 282.3 («Финансирование экстремистской деятельности», до десяти лет лишения свободы). Иначе говоря, если раньше совершившему мелкое хулиганство грозили только незначительные наказания, предусмотренные статьей 158 УК РФ (максимум административный арест сроком до пятнадцати суток), то теперь, в случае если будет хоть как-то доказано участие в «движении АУЕ», неприятности окажутся несоизмеримо большими.

Решение Верховного Суда принималось в закрытом режиме; не было обнародовано никаких обоснований этого решения: никаких конкретных фактов, никаких документов, на основании которых решение принималось.

Между тем у «хорошо структурированной и управляемой организации» должны быть руководящие органы, система лидеров и координаторов, организационно-штатная структура, налаженная система принятия и исполнения решений, устав, условия членства и проч. Ничего этого не было указано. Не были прослежены финансовые потоки, которые наверняка должны быть у криминальной организации. Не были названы основные мероприятия, проводимые организацией; в том числе ничего не было сказано о «массовых беспорядках», которые якобы совершались «участниками АУЕ».

Короче говоря, Верховным Судом и Генеральной прокуратурой не были раскрыты никакие конкретные факты, позволяющие утверждать, что речь идет об организации, а не о чем-либо другом. Авторитетное решение этих институций заставляет поверить на слово, что «движение АУЕ» как организация — существует; но никаких доказательств этого не приводится. Отмечается только, что это движение молодежное; то есть речь не идет о традиционной тюремно-уголовной среде, включающей элиту (воров в законе, криминальных авторитетов), территориальных представителей («смотрящих»), координационные совещания и систему правил поведения. Нет, это именно «молодежное движение экстремистской направленности», некая отдельная криминальная структура.

Обзор экспертных мнений по решению Генеральной прокуратуры можно увидеть, например, в публикации издания ZNAK от 21 августа 2020 года. Несколько экспертов, представляющих разные группы и имеющих разные взгляды на суть явления («представители криминального мира, правозащитники, силовики и другие эксперты»), высказались по теме: «Действительно ли есть некое организованное движение со своим сводом правил, организационно-штатной структурой, руководящими органами, налаженной системой принятия и исполнения решений».

Многие из них выражали озабоченность состоянием подростковой преступности, влиянием криминального сообщества; они говорили о принципиальной необходимости работы на данном направлении. Но по итогам обсуждения журналист резюмировал: «Все собеседники Znak.com сходятся во мнении, что никакой централизованной организации с аббревиатурой АУЕ в России не существует».

После 17 августа 2020 года: дела об «экстремизме»

Подавляющим большинством россиян решение Верховного Суда РФ от 17 августа 2020 года было воспринято с одобрением: в ходе опроса ВЦИОМ за октябрь 2020 года 85% респондентов заявили, что «признание „АУЕ“ экстремистской организацией и ее запрет в России — правильное решение». Такое единодушие понятно: респонденты — законопослушные граждане, любая борьба с преступностью воспринимается ими как однозначное благо и повышение личной безопасности; до участия в опросе 62% из них вообще не слышали слова АУЕ, а еще 16% «слышали про движение АУЕ, но не знают, чем оно занимается».

Иначе произошедшее было расценено теми, кто понимает все последствия принятого решения. Большую озабоченность оно вызвало среди правозащитников, специализирующихся на заключенных и находящихся под следствием. Общим было мнение, что новая юридическая норма станет инструментом репрессивных действий, произвольно применяемым властью в отношении тех, кого хотят привлечь к уголовной ответственности.

Так, Алексей Федяров — правозащитник, юрист фонда «Русь сидящая» — говорил: «Принятая норма о криминализации АУЕ — это настоящий корм для бюрократической полицейской машины. Я гарантирую: дела „по АУЕ“ сейчас пойдут потоком. Привлекать будут за все — за „воровские звезды“, за аббревиатуры, за участие в пабликах».

В моем распоряжении есть апелляционная жалоба, направленная в августе 2020 года правозащитником С.В. Охотиным в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации. Помимо прочего, в этом документе перечислены виды деятельности, которые могут быть расценены как связанные с АУЕ:

  1. «любые официально не регламентированные действия следственно-арестованных и осужденных» (например, передача друг другу одежды в целях взаимопомощи);
  2. любые меры поддержки (передача вещей, продуктов питания, книг, лекарств в места содержания под стражей) лиц, содержащихся под стражей, тем более если эти действия будут осуществляться на регулярной основе и не родственниками;
  3. любые культурные явления (книги, публикации, песни, фильмы и прочее), в которых отражается официально не регламентированная часть взаимоотношений лиц, содержащихся под стражей, и присутствует отсылка к «понятным нормам поведения»;
  4. символика, аббревиатуры и обозначения, используемые в сети Интернет или офлайн;
  5. жаргон и элементы тюремного фольклора, используемые в сети Интернет или офлайн;
  6. реалистичное описание лицом, ранее содержавшимся под стражей, условий тюремного быта и взаимоотношений между арестантами, сделанное в сети Интернет или офлайн.

В дополнение к взвешенному, юридически выверенному тексту Охотина можно привести, например, эмоциональную оценку сложившейся ситуации, данную в одном из региональных СМИ: «То, что они сейчас сделали, это полный... Хочется спросить: „Ребята, вы в своем уме вообще?“. С учетом того, как у нас работает правоохранительная и судебная системы, всем разумным людям понятно, что дети известных и состоятельных родителей, коли попадутся, смогут избежать наказания. А так как „палки надо рубить“ и план по раскрытию выполнять, то будут опять страдать обычные ребята.

Написал по неразумению баллончиком на заборе „АУЕ“ — держи трешку и иди на зону. Да еще и родителей к ответственности привлекут за плохое воспитание. Они правда таким образом рассчитывают бороться с питательной средой криминального мира? По всем понятиям тот, кто заехал на зону за воровскую идею, уже будет в авторитете. Так они только увеличат размах проблемы. Плюс получат новый протест в виде сочувствующих новым пострадавшим от режима».

Возможность множественных репрессивных действий, допускаемых принятым нормативным документом, обусловливается неопределенностью самого понятия «движения АУЕ»:

«Поскольку признанная экстремистской „Организация АУЕ“ официально не зарегистрирована, не имеет программы, устава и целей, невозможно строго и однозначно определить, какие именно действия будут отнесены правоприменителем к АУЕ, особенно с учетом того, что обжалуемое судебное решение не опубликовано и недоступно для изучения. Очевидно, предполагается, что „программу“, „устав“ и „цели“ АУЕ будет формировать сам правоприменитель исключительно на свое усмотрение. Таким образом под репрессии попадут порядка 34 000 человек, которые, по утверждениям административного истца, являются активными приверженцами АУЕ, а также несколько миллионов Интернет-пользователей, состоящих в группах АУЕ в социальных сетях».

Решение от 17 августа 2020 года вызвало озабоченность в местах заключения. Заключенным сразу же стало понятно, что власть получила новый репрессивный инструмент, которым она может пользоваться совершенно произвольно. Это привело к принятию мер предосторожности. Заключенные исправительных учреждений живут согласно тюремному укладу по определению, они находятся за решеткой, пользуются «понятиями»; особенно юридически уязвимыми стали заключенные, позиционирующие себя как сторонники воровского уклада. Поэтому многие начали дистанцироваться от возможных обвинений в связях с гипотетическим «движением АУЕ».

— По данным журналистов телеканала «Россия 24», резко снизилось количество материальной помощи, поступающей в исправительные учреждения; так, «до признания АУЕ экстремистской организацией в исправительные колонии в среднем поступало ежемесячно от 600 до 900 тысяч рублей. После 17 августа сумма сократилась до 25 тысяч».

— У заключенных возникла потребность избавляться от символики, связанной с АУЕ. В том же телевизионном сюжете содержится репортаж из Себежского специального учебновоспитательного учреждения закрытого типа (Псковская область). Замдиректора по режиму и безопасности говорит, что если раньше при досмотре личных вещей обнаруживались надписи АУЕ, изречения соответствующей тематики, то сейчас таких нет, несовершеннолетние воспитанники стараются избавляться от них; даже сводят уголовные татуировки, что в условиях исправительного учреждения технически трудно и болезненно.

Стараются обезопасить себя и люди, находящиеся вне исправительных учреждений, но так или иначе связанные с тематикой АУЕ.

— Некоторые блогеры, рассказывающие о тюремной тематике, удалили наиболее острые сюжеты, особенно те, в названии которых присутствовало слово АУЕ. Спустя пару месяцев, когда опасения несколько развеялись, к тюремной тематике снова начали возвращаться, но слово АУЕ в названиях сюжетов стало нежелательным.

— Закрывались интернет-паблики, имеющие в названии слово АУЕ. По оценкам журналистов «России 24», их количество сократилось в четыре раза. В то же время остались многочисленные паблики с аналогичным содержанием, не имеющие этого слова в названии; например, на май 2021 года в сети «ВКонтакте» можно обнаружить несколько пабликов под названием «Пацанские понятия».

— Значительно изменили свой репертуар музыкальные исполнители, специализировавшиеся на криминальной тематике. Например, показательно преображение рэпера Руслана Гусейнова, ранее выступавшего под псевдонимом Руслан АУЕ Черный, автора песен «А. У. Е. Жизнь ворам», «Звезды Воровские» и других. Он убрал из псевдонима слово АУЕ, «оставил хиты звукозаписывающим студиям», «подготовил материал конкретно 16+», решил вывести тюремные наколки; в интервью заявил: «Я не хочу вот с АУЕ больше ничего исполнять. Даже при мне друзья включают мои песни — у меня прям внутри все переворачивается».

Действительно, как и ожидалось, различные инциденты, происходящие в местах заключения, стали интерпретироваться как связанные с «движением АУЕ». Приведем три примера.

— В конце 2020 года «в Забайкальском крае осужденный СИЗО-2 изготовил в камере следственного изолятора флаг с символикой экстремистской организации — „АУЕ“, запрещенной в РФ. Суд назначил нарушителю штраф в размере одной тысячи рублей флаг с символикой конфисковали. В Забайкалье это первое такое судебное решение за пропаганду криминального образа жизни». Только при внимательном прочтении новостного сообщения можно заметить, что «флаг» на самом деле — это «кисет прямоугольной формы с нанесением чернилами черного и синего цвета символики экстремистской организации», то есть небольшой мешочек для табака с рисунком авторучкой. Происшествие, по сути, незначительное, и наказание тоже, но в приведенной цитате инцидент был представлен как часть масштабной борьбы против «пропаганды криминального образа жизни».

По сообщению прокуратуры Республики Калмыкия, 8 февраля 2021 года «следователями регионального УФСБ в отношении 2 руководителей и 4 активных членов экстремистской организации возбуждены 2 уголовных дела по признакам преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 282.2 (организация деятельности экстремистской организации) и ч. 2 ст. 282.2 УК РФ (участие в деятельности экстремистской организации).

Установлено, что целью данной экстремистской организации являлось продвижение идей создания „воровской“ власти, применения вместо норм закона „воровских понятий“. Членами экстремистской организации также пропагандировалась экстремистская идеология, заключающаяся в возбуждении ненависти и вражды по отношению к представителям власти, в первую очередь к сотрудникам правоохранительных органов».

Итого, из опубликованной информации создается впечатление, что реальной причиной стало некое преступление, действительно совершенное заключенными (видимо, телефонное мошенничество), но оно было переквалифицировано в более тяжелое — связанное с экстремизмом, что сделать легко ввиду того, что в исправительных учреждениях как раз и находятся те, кто следует «воровским понятиям» и испытывает «ненависть и вражду» по отношению к «сотрудникам правоохранительных органов».

Позже «уголовное дело возбудили в Москве по факту организации криминальными авторитетами в СИЗО №4 ячейки запрещенного международного движения „Арестантское уголовное единство“. По данным следствия, не позднее апреля 2020 года „лица, обладающие криминальным авторитетом“, организовали в СИЗО №4 ячейку АУЕ „для пропаганды его деятельности в изоляторе“. В ячейку входят минимум пять человек, а руководит ею некий Валерий Маганов по кличке Валера Блатной.


«Суд посчитал, что иллюстрация восьмиконечной звезды на теле персонажа является демонстрацией экстремистской символики движения АУЕ» / Иллюстрация из книги «АУЕ: Криминализация молодежи и моральная паника»

По оперативным данным, он переводил собранные с арестантов деньги другому „авторитету“, Серго Чихладзе, известному как Серго Самтредский». Судя по описанию «ячейки международного движения», здесь речь идет об обычной самоорганизации заключенных на основе «воровских понятий»; единственным преступным деянием, упомянутым в новостном сообщении, является сбор денежных средств для криминального авторитета.

Судя по опубликованным в СМИ данным, в двух из трех перечисленных случаев речь идет о традиционной повседневной криминальной деятельности: изготовлении кустарных поделок с криминальной символикой, взаимопомощи заключенных; еще один случай — телефонное мошенничество. Не известно ни одного случая более серьезных преступлений, привязанных к «движению АУЕ»: например, терроризма, «экстремистских  правонарушений и массовых беспорядков», о которых шла речь 17 августа 2020 года, практически не было.

Кампания по борьбе с «движением АУЕ» привела к наказанию людей, не связанных с уголовным миром. Их «проступки» состояли в том, что они публиковали в социальных сетях посты, посвященные криминальной тематике.

Подобные преследования случались и раньше, но сейчас их стало значительно больше. Приведем, например, обзор от 1 декабря 2020 года в одном из интернет-изданий: Суд в Сургуте оштрафовал местного жителя Александра Шабалу на тысячу рублей за то, что в 2011 году он выложил в группе в социальной сети «ВКонтакте» фотографию авторитета Япончика (Вячеслава Иванькова), на плечах которого были набиты татуировки в виде восьмиконечных звезд.

В том же городе и на ту же сумму оштрафовали Александра Бисерова. Он опубликовал видеозапись об онлайн-игре «Тюряга», где под песню «Владимирский централ» показал фрагмент игры.

Суд посчитал, что иллюстрация восьмиконечной звезды на теле персонажа является демонстрацией экстремистской символики движения АУЕ (запрещенная в России организация). Кроме того, в другом ролике Бисеров показал анонс «рейда на боссов» в игре, который должен был пройти 15 января 2011 года.

Еще в одном случае оперативники центра «Э» нашли на странице жителя Сургута Виталия Балабуса свастику, герб Третьего рейха и изображение восьмиконечной звезды. Его также оштрафовали на тысячу рублей.

В Омске был назначен штраф Алексею Пилюгину за пост во «ВКонтакте» с символикой запрещенного в России движения АУЕ. Что именно это была за символика, на сайте суда не уточняется.

Примечательно, что в приведенном списке некоторые посты, признанные «преступными», были размещены в социальных сетях Интернета еще в 2011 году, то есть за десять лет до принятия Верховным Судом решения о «движении АУЕ».

Еще одним направлением кампании против «движения АУЕ» стал анализ выходящих фильмов, книг и прочих произведений, касающихся тюремно-уголовной тематики.

Под подозрением оказалась книга Роберта Гараева «Слово пацана. Криминальный Татарстан 1970–2010-х». Книга посвящена казанским уличным группировкам, она написана как этнографическое исследование, построенное на обширных цитатах из интервью. Еще до поступления книги в магазины прокуратура Татарстана организовала ее проверку на предмет наличия экстремизма. К счастью, здравый смысл возобладал, состоявшаяся проверка не показала наличия в книге экстремизма, она вышла в свет и имела большой успех.

Не заставило себя ждать и привлечение «движения АУЕ» к делам о политическом активизме. В январе 2021 года во многих городах России прошли акции в поддержку оппозиционного политика А. А. Навального. Эти акции были жестко подавлены полицией, многие активисты оказались задержаны. Видимо, в ходе этих событий задержали и 18-летнего юношу, жителя Курска. Позже, 19 марта 2021 года, он был снова задержан и арестован на пять суток за то, что выложил в сети «ВКонтакте» «аудиозаписи с упоминанием АУЕ».

«Не заставило себя ждать и привлечение „движения АУЕ“ к делам о политическом активизме. В январе 2021 года во многих городах России прошли акции в поддержку оппозиционного политика А. А. Навального. (...) в ходе этих событий задержали 18-летнего юношу, жителя Курска. Позже он был снова задержан и арестован на пять суток за то, что выложил „аудиозаписи с упоминанием АУЕ“. / Видео: YouTube

Таким образом, признание якобы существующего «движения АУЕ» экстремистской организацией дало правоохранительным органам еще один инструмент для репрессивных действий; и опыт месяцев, прошедших после 17 августа 2020 года, показал, что этот инструмент применяется. В одних случаях жертвами становятся люди, не связанные с криминалом и не стремящиеся к противоправной деятельности, в других — наказания за «преступления» оказываются значительно выше, чем если бы последние были совершены до принятия решения о «движении АУЕ».

Формирование дел производится по принципу «кампанейщины» — повышенного внимания к теме после принятия решений «в верхах». Пока масштаб репрессий невелик, но впоследствии они могут усилиться, если этому будет способствовать политическая и административная конъюнктура.

За публикацию отрывка из книги «АУЕ: Криминализация молодежи и моральная паника» благодарим издательство «НЛО».

https://discours.co/articles/social/aue-myth

Теги: ауе
СМИ сетевое издание RASHKOSTAN.COM зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации средства массовой информации №35 от 05.11.2017 г. Все имена и события вымышлены, любые совпадения случайны. Вся представленная информация является оценочным суждением, носит исключительно ознакомительный характер и не является руководством или призывом к действию.
О блокировках | Редакция: Email / Telegram | GPG key

Powered by Laravel 11.3.1 (PHP 8.3.6)